Об энергетических расстановках и о том, как выбрать своего расстановщика. Интервью

2

Предлагаю вам цикл интервью, записанных специально для того, чтобы разъяснить суть метода Энергетических расстановок, которые я провожу, и специфику моей работы.

* * *

Для тех, кто хочет понять, что такое расстановки, лучше всего в них участвовать. Личный опыт ни одно даже самое точное объяснение не заменит. Вопрос часто в том, какие расстановочные пространства бывают, чем они отличаются друг от друга и как выбрать своего расстановщика?

Сегодня о расстановках не имеет своего мнения только ленивый. Для одних этот метод многогранный, эффективный, красивый, для других проходит исключительно со знаком «минус» — «а, эти шаманские расстановки!», для третьих — просто метод каких миллион.

Но как и в любом деле, важна бывает не сама техника и даже не сами знания, а тот, кто их проводит… Или точнее – стоит ли за «проводником» целительный канал и насколько он чист. О ценности психотерапевтического метода расстановок, о целительной силе, раскрывающейся в расстановочном пространстве, и трансформациях, в которых мы все в той или иной степени сейчас находимся, наш разговор с Екатериной Паскал.

* * *

Елена Олешкевич: Расскажи, как ты пришла к занятию расстановками и почему в своей психотерапевтической работе используешь преимущественно только этот метод?

Екатерина Паскал: Я начинала работу с процессуально-ориентированной терапии Арнольда Минделла. В нем психотерапевтические техники интегрируются с различными шаманскими и даосскими методами работы с бессознательным человека, и этот подход был мне близок. Но практика проработки собственных вопросов и задач показала, что он не давал серьезный и устойчивый результат. Он интересен для проживания, для раскрытия чувственного понимания себя, но каких-то серьезных подвижек, изменений, трансформаций у меня через этот метод не шло. Потом я достаточно долго изучала методы работы с травмами, поскольку в любом случае все личностные «затыки» у человека так или иначе идут из травм и нетравмированных людей нет, эта тема в психотерапии актуальна всегда. Методов много и я ознакомилась только с частью, больше всего в телесно-ориентированном подходе, но они были не совсем тем, что я искала. По сей день я использую эти знания в качестве вспомогательных, например, иногда ввожу в расстановки работу с травмой, хотя классические расстановщики этого делать не стали бы. Глубинные, и трансперсональные направления я тоже изучала, но не так прицельно, чтобы назвать себя психоаналитиком или трансперсональным терапевтом.

А к расстановкам я пришла совершенно случайно. Я попала на расстановочную группу к Лероне Наринской, которую до сих пор считаю своим Учителем. Сделала себе первую расстановку, и уже тогда она отличалась от классической, как я впоследствии поняла. Эта расстановка сработала моментально, и сразила меня своей глубиной и качеством проработки запроса. Параллельно, пока я участвовала в группах Лероны в качестве заместителя, у меня начали интенсивно открываться собственные ясновидческие способности, хотя я их тогда не осознавала и так не называла. Как будто чувствование пространства и клиентов, которые ко мне приходили, становилось намного сильнее после работы в ее поле. В какой-то момент в свою работу, тогда я больше занималась процессуальным подходом, я начала включать расстановочные элементы, и это стало давать очень хороший результат — терапевтические процессы пошли намного быстрее и качественнее.

Затем я решила поизучать, что такое расстановки в их классическом виде, но тот уровень, который я получила, уже был для меня недостаточным, хотя я нашла хороших специалистов и у них достроила ту базу, которая, как оказалось, была мне необходима.

Постепенно в своей работе я перешла только на метод расстановок. Вскоре, когда наступила моя первая беременность, я практически перестала работать, потому что чувствовала, что мне не надо было это делать, а после родов у меня произошла сильная внутренняя трансформация. Открылось ясновидение раз в десять сильнее, чем это было раньше. И когда я начала вновь работать с опорой и доверием к той информации, которая ко мне приходит, у людей пошли очень мощные процессы и у меня значительно увеличился клиентский поток.

Может быть не у всех так, но в моих руках именно метод расстановок работает наиболее мощно.

Елена Олешкевич: В чем именно для тебя ценность и значимость этого метода?

Екатерина Паскал: Наверное в максимальном объеме, который мы можем охватить за один раз, когда рассматриваем какую-то проблему. Мы можем посмотреть на нее настолько объемно, насколько готов сам человек. Потому что если мы работаем в любом другом методе, мы смотрим через призму языка этого метода. В разговорной психотерапии задаем вопросы и получаем ответы. В телесной — разговариваем с телом. А в расстановках мы одновременно можем охватить весь объем: можем про эту проблему поговорить и с телом, и с сознанием, и с подсознанием, и с родом. И тогда у нас есть возможность сразу увидеть, где же основной очаг, с которым нужно работать. Именно это дает быстрый результат. Гораздо меньше промахов, когда через фигуры мы веером раскрываем множество вариантов. Многое, конечно, зависит от того, насколько объемно может мыслить сам расстановщик, потому что кто-то работает только с родом и смотрит на проблему в объемах этой системы. Те, кто может во многих объемах работать, имеют возможность регрессировать сразу к корню проблемы, хотя здесь процесс зависит еще и от готовности клиента, если он не готов сразу пройти к причине проблемы, это движение будет поступательным.

Большой плюс в расстановках для меня еще и в том, что, как и в любом виде терапии, здесь тоже существуют отношения «клиент-терапевт», но в отличие от любого другого вида работы, эта пара меньше всего влияет на бессознательное поле. В результате более «чистая» информация, меньше проекций, переносов и т.д. Какие-то переносы все равно образуются, но они сведены к минимуму по сравнению с другими видами психотерапевтической работы.

Елена Олешкевич: Можно ли только за счет расстановочного метода исцелить свои проблемные места и свои психологические дыры и прийти к целостности? Насколько этот метод, на твой взгляд, полностью самодостаточен?

Екатерина Паскал: Этот метод очень многогранен и за счет него можно много чего порешать. Но из своего клиентского опыта я могу сказать, что если есть проблема и она сильно не дает покоя, то лучше опираться сразу на несколько методов. По крайней мере, я всегда так делаю. В основном я опираюсь на расстановки, но если чувствую, что именно телу не хватает ресурсов, то иду и работаю с телом дополнительно, потому что расстановки в каком-то смысле это «внетелесная» работа. Во многом набор «правильных» инструментов для решения задач зависит от индивидуальности человека, потому что если сознание в принципе не доверяет методу расстановок, для такого человека результат будет минимальный, он просто не сможет полученный результат в себя интегрировать. Я всегда говорю, что если интересна психотерапия, лучше всего двигаться по отклику своей души, чувствовать, под какую проблему какой метод и специалист больше отзывается. Это самая ясная точка, на которую можно опираться. Но в целом, в расстановках можно ставить любую проблему. Насколько она будет исчерпана, во многом зависит от клиента и его потребностей.

Елена Олешкевич: Бывает такой эффект в расстановках, когда заместитель проходит к благополучному разрешению проблемы, приходит к желаемому результату, а потом клиент в обычной жизни видит, что ничего не поменялось и он остался в той же самой ситуации. Что здесь не сработало и что делать клиенту в таком случае?

Екатерина Паскал: Расстановка работает нелинейно по времени, и я всегда люблю проводить пример беременности, которая требует полного цикла созревания плода, прежде чем родится ребенок. Потому что если мы берем какую-то серьезную проблему, то ее решение приводит к практически полной смене энергетических составляющих внутри человека. И для того, чтобы эти энергии поменялись внутри, иногда должно пройти приличное количество времени. Бывает, что трансформация происходит прямо за сутки, и человек просыпается на следующий день, понимая, что он уже в другом месте своего внутреннего поля находится и совершенно по-другому себя ощущает. А бывает, что после расстановок человеку даже хуже становится, начинает болеть тело, например, и нужно поболеть неделю или месяц, пока идет серьезная чистка устаревших программ, так это назовем. Бывает, что вроде бы не болеешь и позитивных изменений нет, но на самом деле в расстановке заместитель проходит зачастую далеко вперед клиента, и необходимо дать время, чтобы эти энергии поменялись внутри человека. Повторюсь, я думаю, что оптимальное время для интеграции проделанной работы – это девять месяцев, столько, сколько мы вынашиваем ребенка, мы вынашиваем и нового себя, новую энергетическую структуру внутри себя. Хотя если проблема очень давно живет с человеком, допустим – у девушки никогда не было отношений, или отношения были, но все разваливались, и под этим может быть зарыто очень много всего – родовые, кармические проблемы, личностные травмы и не одна, то время может увеличиться. Поскольку расстановка делается на том количестве энергии, которое сейчас может дать в ее решение клиент, в результате первой расстановки в этой теме может произойти исцеление всего одной травмы и немного удастся «починить» род. Какое-то изменение внутреннее случится, но цель пока не будет достигнута и желаемый партнер не будет найден. Это говорит о том, что требуется дальнейшая работа. Иногда чтобы починить что-то в себе, нужно много энергии в это дать. Если у нас двадцать пять лет что-то не работало, чтобы это заработало, нужно серьезно в это вложиться.

Елена Олешкевич: Поменялось ли в последнее время, за последний год-два работы, качество клиентских запросов в твоем расстановочном поле? Приходят ли люди с более сложными и глубокими запросами, чем прежде?

Екатерина Паскал: Ко мне в принципе всегда, так получается, приходят подготовленные люди, не в смысле того, что у них есть опыт терапии, а в смысле открытости к многогранному восприятию, но мне кажется, что это особенности конкретно моей личности, потому что такие люди готовы воспринимать меня.

А что касается запросов, на самом деле то, что толкает людей на проработку, это достаточно банальные житейские темы. То, в чем люди ощущают недостаточность: хочется денег, отношений, детей, самореализации, здоровья, контакта с собой. Потом, в процессе, могут возникать более сложные запросы, когда человек покопался в себе, что-то выявил и может прийти с казалось бы странным запросом, но для меня он таковым не кажется.

Я думаю, что Вселенная, не давая чего-то человеку, прежде всего создает урок, который ему важно освоить, и если бы у него было все, что ему надо, он не стал бы двигаться дальше. Дискомфорт толкает человека на рост и движение. А в процессе, когда люди начинают сами себя познавать, уже более глубокие запросы возникают.

Елена Олешкевич: Приведи какой-нибудь пример, какие это могут быть запросы?

Екатерина Паскал: Например, интеграция своих светлых и темных частей. Сложно представить, чтобы человек пришел на расстановку в первый раз с таким запросом, до этого какой-то путь надо пройти.

Елена Олешкевич: С твоей точки зрения, что именно отличает твой канал, твое расстановочное пространство от других?

Екатерина Паскал: По опыту людей, с которыми я училась на разных психотерапевтических группах, могу сказать, что многие начинают работать из техники, которой они научились. Каждое психотерапевтическое направление имеет свою технику, и многие опираются исключительно на нее: в таком случае надо делать так, а в другом — вот так. То есть имея некую схему в голове, человек любую работу пытается под нее подтянуть. Когда я начинала практиковать, у меня схемы сразу не шли. Мне, наверное, повезло, потому что я достаточно быстро поймала ощущение, что психотерапия работает из доверия к себе и к той информации, которая к тебе приходит. Я училась доверять, нарушала все возможные психотерапевтические каноны, которым меня научили, просто потому что мне из канала шло по-другому, и я выбирала второе. А затем я получала результаты и приходило множество подтверждений о том, что я двигаюсь правильно. Потом я поняла, что работает не метод, а целительный канал, который стоит за человеком. Без разницы, какой метод он использует, главное, чтобы метод под его канал подходил. Работает не метод и не набор инструментов, работает вот эта непонятная сила, которую трудно описать словами, она просто ведет тебя, ты максимально расслабляешься, пропускаешь ее через себя, не цепляешься за учителей, хотя спасибо им большое за все, что они вложили и чему научили. Но как терапевт ты другой, а это значит, что через тебя что-то другое может прийти в этот мир. И когда ты доверяешься этому потоку, просто следуешь ему, ни на что, кроме него, не опираешься, тогда процесс идет совсем по-другому. Да, с точки зрения классической психотерапии я много чего нарушаю, но я вижу, что это дает результат, и для меня это важнее.

Кроме того, есть еще нацеленность моего сознания на многогранное восприятие. То, чем мне откликаются расстановки — этот метод позволил мне максимально расширить свое восприятие, учиться видеть пространство человека не как набор психических факторов, личностных качеств, набор телесных и энергетических особенностей, а как огромную многогранную систему. Есть часть, которая присутствует на Земле, есть части, которые присутствуют в других пространствах. Это огромная система, и этот многомерный взгляд дает возможность увидеть, что, с одной стороны, в мозгах работает неправильно, с другой стороны, посмотреть, что в роду в этой теме, с третьей стороны, регрессировать в историческую, или кармическую, память, с четвертой стороны, посмотреть, целостна ли Душа или есть ее потерянные части и где они потеряны, посмотреть, какие части группового бессознательного негативно сказываются на процессе конкретного человека и с этим поработать… Все это возможно в рамках расстановочного метода. Единственная сложность в том, что эта многомерность создает сложный язык. И людям, которые мало что знают про психологические процессы, зачастую язык может быть непонятен. В процессе работы я пользуюсь тем языком, который мне удобен, но все время прошу переспрашивать, если что-то неясно, потому что есть достаточно много понятий, которые требуют пояснений.

Елена Олешкевич: В запросе многих людей сейчас звучит потребность выйти на свой собственный канал знания для того, чтобы получать непосредственные ответы от источника, из потока, от Бога, по-разному можно называть. Как это можно сделать?

Екатерина Паскал: По опыту расстановочного исследования в пространстве Лероны и в моем собственном могу сказать, что сейчас такое время, которое этому очень способствует, в отличие от того, что было 20 или 10 лет назад, когда каналов выхода на этот источник было немного. Тогда это действительно было для избранных. Сейчас в связи с тем, что происходит трансформация сознания Земли и энергетическая перестройка Земли, таких каналов становится все больше и больше. И на самом деле очень многих просто толкают на этот путь, это то, что называется пробуждением. Но, безусловно, туда попасть можно, находясь уже на достаточно высоком уровне сознания, когда ты проработал какие-то сильно цепляющие тебя вещи. Практически у каждого есть такая возможность, кому это в принципе по судьбе дано, а это сейчас многим по судьбе написано, так как в этом заинтересовано пространство. Вселенная заинтересована в том, чтобы как можно больше людей пробудилось. И наверное здесь нет единого рецепта для всех, потому что опыт трансформаций у каждого свой, и каждый, прежде чем прийти туда, какую-то свою боль проживает, с какими-то своими нерешенными вопросами сталкивается. Подарком этих сложных, проблемных мест является дальнейшее повышение уровня сознания.

Я также замечаю, что заместительский опыт работы в расстановках очень сильно повышает чувствительность и приближает к контакту со своим собственным каналом. Лично в моем поле у многих людей, которые какое-то время просто поработали заместителями, открывается ясновидческий канал. Но особенность в том, что этот канал использовать на себя значительно сложней, чем на других. Я практически не использую свои способности для решения своих вопросов, чтобы не ошибиться, потому что очень сложно бывает определить, откуда идет информация, когда ты работаешь сам с собой. Сознание может иногда играть в такие игры, что всячески маскируется под источник, а это на самом деле просто сопротивление сознания. В сильно принципиальных вопросах, где мне точно не нужны ошибки, я предпочитаю делегировать работу другим профессионалам. Но в любом случае, контакт с каналом, с источником помогает и в личной жизни, по крайней мере в ежедневных решениях, в ощущении правильности направления движения. У тебя гораздо меньше шансов пойти не туда, потому что есть что-то, что тебе просто не дает заблудиться слишком сильно. Поэтому сейчас все легче и легче, быстрее и быстрее можно этого достичь – пространство этому способствует. Люди проходят через достаточно тяжелые трансформации, время ускоряется, но за счет этого появляется возможность достигать других уровней сознания и собственных возможностей.

* * *

Безусловно, не бывает ничего случайного, и выбор того или иного расстановочного пространства тоже обоснован чем-то важным. К одним расстановщикам приходят за шоу – все же интересно увидеть своими глазами, как работает это «волшебство», очароваться или разочароваться, поверить или продолжить поиск «своего метода». К другим обращаются как к последней надежде, когда ситуация прижала и больше ничего не помогает. К третьим приводит глубинное исследование себя. К четвертым – желание научиться так же чутко, объемно и многогранно воспринимать действительность. Хорошо, что расстановки и их ведущие могут быть такими разными. Как клиентам, это позволяет нам яснее увидеть свой истинный запрос и в дальнейшем его реализовать.

Текст: Елена Олешкевич